Habla con ella (sophidion) wrote,
Habla con ella
sophidion

Category:

Шиповник Подмосковья, увы! при чем-то тут…



Лев Горнунг (среди прочего автор знаменитой фотографии Ахматовой) сделал запись об одном дне, который Ахматова провела в Коломне: «16.VII.1936. <…> Коломна интересовала Анну Андреевну не только своей стариной. Ей хотелось посмотреть на город, в котором в 1919 или 1920 году на Старом Посаде одно время жил писатель Борис Пильняк. В его книге есть точное описание этого района и Заречья. Там он написал свою повесть "Колымен-град", напечатанную в альманахе "Северное утро". Анна Андреевна дружила с Пильняком в последние годы его жизни».


«Никола-на-Посадьях» (как Пильняк подписывал рассказы и повести, написанные в Коломне), церковь Николы Посадского, XVII век. Дорога из центра к домику Пильняка:



Домик стоит практически бок о бок с церковью



И, как все чем-то приметные места в Коломне, помечен табличкой





Как-то (в 1925 году) Пильняк «пригнал» себе из Америки автомобиль, то есть привез морем в Ленинград. Дальше нужно было ехать в Москву, и, очевидно, Пильняку было скучно ехать одному, а Анна Андреевна как раз хотела прокатиться по маршруту Радищева.)) И они поехали. Найман цитирует рассказ Ахматовой: «Мы отправились, белая ночь. Когда приехали, он узнал, что в эту ночь у него родился сын. Этот самый ваш Борис Борисыч… <Андроникашвили-Пильняк>. У Пильняка было неблагополучно с женами, одна из них — не мать Бориса, — кажется, сыграла свою роль в его аресте. Но погубила его — как и Бабеля — близость к НКВД». Пильняк был арестован в 1937 и расстрелян в апреле 1938. На соседней с домиком стене висит стихотворение Ахматовой из «Венка мертвым»:



Памяти Бориса Пильняка

Все это разгадаешь ты один…
Когда бессонный мрак вокруг клокочет,
Тот солнечный, тот ландышевый клин
Врывается во тьму декабрьской ночи.
И по тропинке я к тебе иду.
И ты смеешься беззаботным смехом.
Но хвойный лес и камыши в пруду
Ответствуют каким-то странным эхом…
О, если этим мертвого бужу,
Прости меня, — я не могу иначе:
Я о тебе, как о своем, тужу
И каждому завидую, кто плачет,
Кто может плакать в этот страшный час
О тех, кто там лежит на дне оврага…
Но выкипела, не дойдя до глаз,
Глаза мои не освежила влага.
1938. Ночь. Фонтанный дом

***
А это Арбатская улица, которая спускается к реке от домика Пильняка.



Где-то здесь Горнунг запечатлел Ахматову сидящей на скамейке: «Анна Андреевна прошла в соседний переулок и присела на скамейку у деревянного домика в тени. Мы с Сережей <Шервинским> увидели Ахматову в этом переулке и решили заснять ее на фоне этого пейзажа со старинной шатровой колокольней. Этот снимок у меня получился удачным». Во всяком случае именно здесь висит памятная доска с этой самой фотографией:





Кстати, здесь на фотографии запечатлены такие же тумбы, какие сейчас еще торчат на Арбатской улице (или их восстановили, не знаю?)



И про них тоже есть табличка:



А рядом с тумбами, под кустом шиповника на той же Арбатской есть еще один «ахматовский знак» в цементе



PS. А кстати скоро у Пильняка день рождения, да. 11 октября.
PPS. И есть, оказывается, еще одна памятная ахматовская доска — в кремле, я ее не видела. Вот:


Отсюда
Tags: ахматова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments